» » Вышла в свет книга «Восемь граней Нурсултана Назарбаева»

Вышла в свет книга «Восемь граней Нурсултана Назарбаева»

Вышла в свет книга «Восемь граней Нурсултана Назарбаева»

«Честно признаться, нам было нелегко писать о такой многогранной и выдающейся личности, как Нурсултан Назарбаев, – пишет в предисловии к этой книге Бигельды Габдуллин. – Причина проста: невозможно объять необъятное – уж слишком велик его вклад в рождение и становление республики. К тому же нам не довелось работать вместе с ним бок о бок… Мы буквально по крупицам собирали все то, что лично знали, слышали и видели о Первом Президенте, что написано в иных книгах, интервью, статьях, чтобы жизнь нашего Елбасы сделать более понятной для современников и подрастающего поколения».

Свою главную задачу Бигельды Габдуллин, который и стал инициатором написания книги, а также ее основным автором, видел не в том, чтобы создать еще один портрет казахского президента Нурсултана Назарбаева, а в том, чтобы максимально точно и полно донести до читателя образ великого руководителя, практически с нуля построившего новое государство. Читатели, несомненно, оценят стремление авторов к объективности и согласятся с главным выводом: нам крайне важно здесь, что человек, вставший во главе страны, у которой тогда не было даже государственных символов, верил в ее будущее, видел это будущее и сумел заразить этим энтузиазмом своих сограждан. Тут ведь существует некая цепная реакция: у людей, занятых созидательным трудом, с неизбежностью зарождается новая энергия, идет всплеск неведомых сил.

Книга, о которой идет речь, – попытка рассказать правду об этой поистине исторической личности в ответ на многочисленные публикации в западных изданиях, где много поверхностных и субъективных оценок.

Книга имеет почти фольклорный посыл. У казахов есть емкое выражение: «Сегiз қырлы – бiр сырлы». То есть джигит должен быть монолитным и в то же время многогранным, как кристалл алмаза, обладая восемью гранями, которые и делают его настоящим мужчиной. Сложно перевести эту фразу во всей полноте, но при этом в казахской традиции грани алмаза перечисляются подробнейшим образом. Вот они, эти грани: умение ухаживать за животными, трудолюбие, стойкость в беде, смелость в бою, поэтический дар, находчивость, остроумие, искусство верховой езды.

Авторы не придерживались протокольной точности тех граней, которые народная молва приписывает настоящему джигиту. В соответствии с масштабом личности они произвольно определили реестр качеств Елбасы. Это жажда познания, любовь к Родине, патриотизм, вера в людей и стремление идти по жизни в авангарде, быть первым всегда, везде и во всем, умение брать на себя ответственность – личную ответственность! – за принимаемые решения. Причем решения судьбоносные, от которых зависит жизнь и судьба страны. Приплюсуем сюда талант предвидения, свойственный Елбасы, его открытость. И, наконец, умение, дорожа прошлым, смотреть в будущее, ловить его зов, предощущая реалии еще не наступившей жизни, чувствуя себя зодчим грядущих дней.

Собственно, каждой из таких граней посвящена отдельная глава книги. Но это не разрозненный калейдоскоп комплиментарных эпизодов, а четко выверенный анализ судьбы человека, стоявшего у истоков независимости страны. Человека неустрашимого, сумевшего взять в свои руки штурвал государственности и словно капитан океанического лайнера провести страну через рифы и мели, сквозь гибельные ураганы и шторма новейших эпох, предугадав таящиеся в них угрозы. И вывести этот лайнер на просторы третьего тысячелетия. Причем некогда безвестный Казахстан сегодня четко угадываем на глобусе мира. Простите за пафос, но ведь сделано это всего за четверть века.

А вот как в книге сказано об этом безо всякого пафоса:

«Страна походила на корабль, у которого вышли из строя навигационные приборы, а штормовые ветры новой эпохи гнали корабль на отмели и рифы. Экономика трещала по швам, нужны были инвестиции… Все это уже стало достоянием истории, нам просто не по зубам анализ наисложнейшей ситуации, которую переживала страна на заре независимости. Сейчас об этом написаны книги, сняты фильмы. Но чисто по-человечески просто диву даешься, как ему удавалось посреди сверхзанятости встречаться с художниками и дизайнерами, чтобы обсудить эскизы будущего флага и герба, без которых, согласитесь, государство не государство».

Цельность книге придает и ее строгая биографичность. Повествование выстраивается как бы само собой, начиная с детства героя, с его рождения в предвоенном году, в отблесках грядущей грозы. Там есть незабываемые эпизоды. И затмение солнца в сентябре 41-го, и попытка малыша совместить в своем сознании заснеженные вершины гор и безмерную степь, кусок лепешки как деликатес, и раннее – очень раннее! – приобщение к тяжелой жизни взрослых. Чуть позже, уже в рядах комсомолии, он будет искренне удивляться понятиям «трудовое воспитание» и «трудовой семестр», поскольку он с малолетства подставил свое хрупкое плечо отцу и маме и вместе с ними тянул непосильную лямку сельчанина. К тому же ему было поручено снабжать семью хлебом. Тут будет уместна цитата:

«Детство, конечно, пора золотая. Там и небо выше, и воздух чище, и вода слаще. И надо бы восхищаться всем этим, но в память неизгладимо врезалось постоянное ощущение голода. «Меня будят перед рассветом, я запрягаю осла и выезжаю из села, чтобы к шести утра успеть к открытию лавки в рабочем поселке (там сейчас Каргалинский суконный комбинат), – вспоминает Нурсултан Абишевич. – Встаю в громадную очередь и, если вокруг все более или менее спокойно и меня из нее не выбрасывают, к полудню добираюсь до этого хлеба. Хлеб черный, тяжелый, сожмешь его в руке – и вмятины от пальцев остаются на корке. Отстаиваю очередь два, иногда три раза, чтобы привезти домой сразу буханок десять. Хранить такой хлеб долго нельзя. Буханки разрезали и на солнце сушили сухари. Для всех большая радость. Но изредка были и настоящие праздники – когда оте­ливалась корова. Обычно же спасало молоко от этой коровы. Из него делали айран, который ели с толченой кукурузой – талкан. Если бы не это, просто погибли бы. Так жили все вокруг, не только наша семья».

Эту книгу можно открывать наугад и как горячие угольки из пылающего костра жизни выхватывать фрагменты, обжигающие душу.

«…Втайне я мечтал об одном: подняться на самую вершину ближней горы. Я уж не помню, с какого именно времени появилась эта «высокая» мечта. То ли когда мне было пять лет, то ли семь. Но помню, что покорил эту небесную твердь, когда мне было почти четырнадцать».

Он стоял на вершине горы, приноравливаясь к сердцебиению. Совсем рядом, вровень с ним пролетела огромная птица, он даже услышал шелест воздуха в маховых перьях. То был беркут. Он строго глянул на подростка и круто взмыл вверх. Так вот что открывается беркуту с высоты его полета!..

«Я видел все: овраги и ущелья, словно огромные вены, бороздящие плоть земли; «игрушечные» домики моего и близлежащих сел; извилистые нити светло-желтых дорог; зеленые поля, усеянные алыми островками мака; желтые прямоугольники кукурузных полей, словно заплатки на огромном теле коричневой земли.

А дальше… Дальше по линии горизонта все было закрыто легкой дымкой. Аксакалы говорили, что в ясный и солнечный день с вершины можно увидеть священное озеро Балхаш».

Вот если бы можно было с той вершины увидеть завтрашний день, предугадать свое будущее… Там, на той вершине, явилась ему жгучая мечта: стать летчиком. И ведь едва не стал им! Он, к удивлению самого себя, сумел поступить после десятого класса в летное училище. И уехал бы в Киев учиться, если бы не воспротивились родители и не стали бы укорять аксакалы. Дескать, негоже рвать родные корни, отрываться от земли, вспоившей и вскормившей тебя. «Очень было обидно, но, может быть, именно тогда я впервые остро почувствовал кровную связь с земляками, понял, как небезразличны им моя жизнь и мои заботы. Короче, на другой день скрепя сердце документы из приемной я забрал».

Или такой вот фрагмент:

«О том, что существует несправедливость, и люди поступают в институт по блату, я услышал от отца лишь накануне, так сказать, вместо напутствия. В комнате общежития нас было шестеро абитуриентов. Трое, включая меня, – простые парни, а трое –дети руководителей. Мы, сельские ребята, готовясь к экзаменам, упирались день и ночь. Зато наши соседи гуляли круглые сутки, благо денег у них было немало. А между прочим, сразу же стало ясно, что по крайней мере двое из них ничего не знают. Думаю, излишне говорить, что вся тройка «гулящих» детей начальства успешно сдала экзамены.

И, наконец, вот это:

«Днепродзержинск. Литейный цех. Производство наитяжелейшее. Можете себе представить, что испытали наши аульные парни уже при первом ознакомительном посещении литейного цеха. Все пышет жаром, льется расплавленный металл, мимо проносятся раскаленные листы железа. Гарь, шум, грохот. «Один из наших курсантов потерял сознание», – вспоминает Нурсултан Абишевич. Не ударить в грязь лицом, держать высоко марку казахстанца – для него это была идея фикс. К тому же, вспоминает один из его сокурсников Максут Нарикбаев, «мы идем, бывало, по улице, а мальчишки показывают на нас пальцем: китайцы! То есть китайцев они знают, а казахов нет. Нас это озадачивало и возмущало. Почему это наши украинские братья ничего не знают о нас, казахстанцах? А поскольку мы часто выступали с концертами, Нурсултан стал (по собственной инициативе!) перед каждым концертом читать небольшую лекцию о современном Казахстане и об истории казахов. Мальчишки прекратили называть нас китайцами. Уже тогда он был лидером всех нас, казахстанцев, выступая как руководитель и как идеолог».

Уставали, конечно, смертельно. Шутка ли! В литейном цехе у каждого из них – спецовка из кошмы, светозащитные очки, поскольку перед глазами расплавленный металл в полторы тысячи градусов. Те, кто непосредственно стоял у печей, должны были пропускать через себя за смену до восьми литров воды. Потели невероятно. В комнате они жили по 10-12 человек. После горячей смены падаешь на кровать, словно проваливаешься в омут. И снится Ушконыр, и, словно в полуденный зной, тебя овевает самал. Откуда-то издалека под сурдинку бередит сердце голосок домбры: ее в эту немыслимую даль привез с собой кто-то из парней, и в час усталости отводит душу, тоскуя по родным просторам, пытаясь хоть чуточку реанимировать сердце и поднабраться силенок перед новым очередным броском в пышущий жаром литейный цех».

Книга располагает к неспешному и очень пристальному чтению, она как бы приглашает читателя к сотворчеству. Может ли читателя оставить равнодушным глава «Грань пятая» – «Безъядерный щит или ядерный меч»? Она о том, как был закрыт Семипалатинский полигон. О той дискуссии, что была навязана силовиками Кремля Верховному Совету Казахстана: быть ядерному полигону или не быть? На этот вопрос должен был в первую очередь ответить он, Нурсултан Назарбаев. И, прежде чем сказать свое веское слово, он съездил на полигон.

Он стоял в эпицентре последнего подземного ядерного взрыва. У ног его на сотни метров лежала обугленная земля. Измученная, истерзанная, как душа казаха. И снова терзать ее взрывами? И дальше следовать абсурду, который в народе давно уже ходит как анекдот или притча: наличие ядерного оружия на территории Казахстана нужно воспринимать как данность, перед которой Бог поставил Адама. «Вот, Адам, это Ева. Выбирай себе жену»…

И он уже без тени сомнения объявил о созыве специальной сессии парламента. На повестке дня вопрос о закрытии полигона. О, как там ломались копья! «Даже ярые противники испытаний стали просить меня позволить провести несколько взрывов с целью получе­ния серьезных материальных компенсаций для региона. Но таких обещаний и ранее получено было немало. Пус­тых обещаний. В своем заключительном слове я сказал, что беру от­ветственность на себя и, пользуясь своими полномочиями, Указом объявляю полигон закрытым».

А может, в книге «Восемь граней Нурсултана Назарбаева» есть некий перебор? Но вот что пишет автор книги «Нурсултан Назарбаев и созидание Казахстана» английский писатель Джонатан Айткен: «В ходе последнего интервью с Назарбаевым я привел известную фразу Софокла, которую после отставки любил повторять президент Никсон: «Иногда ты должен дождаться вечера, чтобы понять, как прекрасен был прожитый день». Назарбаев примерил цитату на себя, она ему явно не понравилась, и он парировал: «А кто сказал, что я уже дожил до вечера?» Так что президент Назарбаев еще многие годы может созидать свое государство».

У Сейдахмета Куттыкадама есть книга «Служение нации». Она о Франклине Рузвельте, Ататюрке, Нельсоне Манделе, Ли Куан Ю, Маргарет Тэтчер, Дэн Сяо Пине – в общем, о выдающихся государственниках-реформаторах, чья деятельность на благо своей Родины признана не только соотечественниками, но и всем мировым сообществом. В этот ряд мы с полным на то правом можем поставить Президента Республики Казахстан Нурсултана Назарбаева.

Инициатором издания книги «Восемь граней Нурсултана Назарбаева» является Бигельды Габдуллин, журналист и писатель, руководитель Казахского ПЕН-клуба, главный редактор газеты Central Asia Monitor, директор Интернет-портала «Радиоточка». Он и написал ее в соавторстве с Адольфом Арцишевским.
Автор: Самат Ибрагимов
Автор admin, 25-11-2016, 07:34
0

Добавление комментария

Èìÿ:*
E-Mail:
Сообщение:
Ââåäèòå êîä: *
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив