» » ПЕН-клуб: трудности перевода

ПЕН-клуб: трудности перевода

ПЕН-клуб: трудности перевода

В этом году заседание Комитета прошло под девизом «Переводы – кислород цивилизации» и было посвящено проблемам переводов литературных произведений с одного языка на другой. Эта проблема чрезвычайно актуальна для Казахстана, находящегося на перекрестке мировых цивилизаций, впитывающего через переводы современную культуру не только России, но и всего мира. В то же время переводы с казахского на другие языки сегодня тоже остро стоят на повестке дня в связи с поисками национальной идентичности казахского народа, его места в строю других наций.

Малочисленная казахстанская делегация (в лице только автора этих строк) представила на обсуждение доклад президента Казахского ПЕН-клуба Бигельды Габдуллина и писателя Владимира Карцева. В нем изложены проблемы, касающиеся взаимных переводов с казахского языка на русский и наоборот. Доклад был напечатан на английском и русском языках в подготовленном для заседания сборнике «Объединяемся через языковый обмен». Он вызвал особый интерес у собравшихся, поскольку аналогичные проблемы встречаются в различных странах сплошь и рядом. Выбранный Казахстаном путь сохранения русского языка и широкого взаимодействия с ним путем взаимных переводов (в противовес «моноязыковости», избранной некоторыми другими постсоветскими государствами) был воспринят участниками заседания как муд­рый и компромиссный вариант утверждения национальной культуры и национальных ценностей через взаимодействие с прежде доминировавшим языком, через которую осуществлялась связь с мировой культурой.

Страсти и споры вызвало обсуждение проблемы «языковых прав» для всех сущих в различных странах языков. Ясно, что вступление в дискуссию по этому вопросу сходно с прогулкой по минному полю, где политические и практические ошибки, способные вызвать настоя­щий взрыв в обществе, могут случиться на каждом шагу. В мире существуют свыше четырех тысяч языков, причем каждую неделю один-два из них исчезают с горизонта цивилизации. Вот почему особенно активны в области «языковых прав» именно «малые» народности (впрочем, иногда не такие уж и малые). Так, каждый год с заявлениями о своих правах в соответствии с принятым ПЕН «Жиронским манифестом о языковых правах», о ситуации с притеснением их языка и с просьбами о всевозможной поддержке обращаются Баскский ПЕН, Каталонский ПЕН, уйгурские активисты (по отношению к Китаю). В этом году с просьбой о поддержке обратились представители Тибета. Словом, спокойной атмосферы в зале при обсуждении столь острых вопросов ожидать не приходилось.

Обсуждение языковых проблем продолжилось и на заседании наиболее важного «круглого стола» (или «панели») «Триумфы и испытания независимых издателей переводов». Если языковая проблема в каком-то обществе разрешена, то вслед за ней неизбежно возникает проблема издательская. Как связать «региональный» язык с мировой культурой? Это можно сделать только путем взаимных переводов, осуществляемых независимыми издательствами. Естественно, что такие издательства не могут быть ни коммерческими, ни государственными, ни гигантами типа «Большой шестерки», как, например, в США. Языки, еще не ставшие орудием межнационального общения, должны найти свой путь, своих издателей, понимающих их проблемы и готовых, как говорят, «работать за тарелку супа».

В сессии приняли участие директор писательской резиденции в Бангалоре (она бесплатно предоставляет кров писателям-переводчикам на региональный язык каннада) Арша Саттар, писатель и директор малого издательства «Калачувади» на тамильском языке Каннан Сундарам, писатель и издатель журнала «Деше Каала» на тамильском языке Вивек Шанбаг, защитница языка каннада (на нем говорят в штате Карнатака, столицей которого является Бангалор) Фарида Бегум, директор издательства «Сигал Букс», с 1983 года издающего переводные книги на языке бенгали, Навин Кишор, издатель портала для коммерчески непривлекательных, но важных переводов книг на языке каннада Индира Чанрасекхар и я как представитель Казахского ПЕН-клуба, активно работающего в последние годы над переводами книг с казахского языка на английский. Вела дискуссию знаменитая индийская издательница, героиня Франкфуртских ярмарок, глава издательства «Кали для женщин» Урваши Баталия.

Все эти «малые», «региональные», «местные» языки на самом деле не такие уж и малые. Например, бенгали является родным для 83 миллио­нов человек, телугу – для 74, маратхи – для 72, тамильский – для 61, каннада – для 38, малайялам – для 33 миллионов жителей. Про Казахстан нам и так все хорошо известно. Кстати, языковая политика в Индии такая: официальными языками являются хинди и английский, государственного языка нет, в каждом штате есть свой региональный язык, и на нем-то в основном и разговаривает население. В штате Карнатака, например, основным употребительным языком является именно каннада. В качестве курьезного момента отмечу такой факт. Когда в ходе дискуссии я напомнил о том, что советские издательства в 1970-80 годах по просьбе правительства Индии практически бесплатно снабжали ее переводной (с русского и европейских языков на каннада, тамили, малайялам, бенгали и другие) литературой, весь зал, где собрались преимущественно интеллигенты, говорящие на каннада, встал и устроил овацию. Оказалось, что именно на книгах советских издательств была воспитана здешняя интеллигенция, и названия «Мир» (я был его директором), «Радуга» и «Прогресс» совсем не пустой для них звук. И в том, что, например, в штате Карнатака достигнута 85-процентная грамотность населения, говорящего на языке каннада, а в штате Керала – 100-процентная грамотность на языке малайялам, велика заслуга советских издательств.

Оказалось, что проблемы переводов у, казалось бы, сильно отличающихся друг от друга издательств сходные. Скудная оплата труда переводчиков, их дефицит, отсутствие каналов распространения переводных книг, конкуренция между издательскими «тяжеловесами»... Однако, послушав коллег, участники обсуждения сделали немало полезных выводов для себя. Во всяком случае, я.

Поскольку я был в Бангалоре всего три дня, у меня осталось немного впечатлений об этом городе. Ими я и хотел бы поделиться.

Бангалор – типичная восточная столица с тенистыми улицами, большими деревьями, небольшими домами – копия Алматы или Ташкента. Жара 30 градусов, неи­моверно интенсивное уличное движение без правил. На весь город с десяток светофоров и регулировщиков. Им не совладать с миллионами (в Бангалоре, столице индийских интернет-технологий, проживают почти 10 миллионов человек) мотоциклистов с рюкзаками на плечах, женами и детьми на сиденьях, с тысячами моторикш, с беспрерывно клаксонящими автомобилями. В городе есть шикарные классические дворцы, построен­ные еще до обретения неза­висимости. Но есть и трущобы, уличные свалки. Пища очень дешевая, в основном вегетарианская. Люди худые, толстяков почти нет. Курящих и пьющих очень мало. Говорят, есть, но мне они не встретились. Народ в основном бедный и живущий проблемами своих семей, своего города, своего штата, своей футбольной или крикетной команды. В газетах – почти исключительно местные новости. Открываешь «яху» – ни одной знакомой фамилии, ни одного зарубежного «героя новостей». Лишь очень узкий слой населения серьез­но интересуется международными событиями.

Женщины одеты в яркие сари и напоминают тропические цветы, у них какое-то особое достоинство, древняя красота, изящная осанка. Мужчины худые, иногда усатые, как правило, в рубашках с короткими рукавами и брюках. Удивило, но в то же время вполне объяснимо наличие женщин в «бурках» (только глаза в прорези) и сильно бородатых мужчин. Ведь все эти места когда-то были покорены Тимуром, и индуизм выживал с трудом. Но – выжил и торжествует. На улицах бесконечные храмы, когда с золочеными куполами, а когда и просто раскрашенные в цвета кук­лы Барби. Кругом скульптуры многочисленных божеств и приравненных к ним персонажей. Штат Карнатака традиционно концентри­руется на «почти божественном» громадном быке Нанди– всюду его скульптуры, некоторые – поболее слона. Почему такая честь? А на быке Нанди когда-то ездил сам Шива, бог неба и символ разрушения. Вот почему.

Нанди – носитель правды и благонравия, могучей силы, терпения к тяготам жизни. Шива его очень ценит, прислушивается к его советам. Вот почему, приходя в очередной храм Нанди, женщины подходят к его скульптуре и что-то шепчут ему на ухо. Считается, что все это будет немедленно передано Шиве. Зло будет наказано, а добро восторжествует. Нужно только немного потерпеть.


Владимир Карцев,

профессор, специально для Central Asia Monitor.

Нью-Йорк – Бангалор – Нью-Йорк
Автор: Владимир Карцев
Автор admin, 23-11-2017, 10:15
0

Добавление комментария

Èìÿ:*
E-Mail:
Сообщение:
Ââåäèòå êîä: *
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив